Ничего личного: дома-коммуны, которые могут возродиться

Идея отказа от бессмысленной траты времени и денег на жизнь в большой отдельной квартире всегда была не нова, и в 20-30-е годы привела к созданию таких удивительных с точки зрения общества и архитектуры концептов, как дома-коммуны. Mesto.ru вспоминает историю, которая может повториться и рассуждает на тему того, кому сегодня было бы интересно жить в "коммунизме".

Фаланстеры 19 века

Сначала в России появились так называемые фаланстеры – идея философа Фурье, который полагал, что новый массовый человек должен отказаться от всего эгоистического в пользу общественного, а также освободить себя от оков быта и решать все вопросы вроде готовки-стирки-глажки совместно с товарищами по коммуне.

Идея была классной и быстро стала авангардной. Последовали ей, разумеется, молодые художники, артисты, поэты и их подруги-нигилистки.

Вот что вспоминал Репин про такое содружество художников, которые во главе с Крамским сняли одну большую квартиру на 17-й линии Васильевского острова в Петербурге:

«В этом общежитии выигрывалась масса времени, так бесполезно растрачиваемого жизнью в одиночку. Что мог иметь каждый из этих бедных художников один, сам по себе? Какую-нибудь затхлую, плохо меблированную комнату с озлобленной на весь мир хозяйкой. Скверный обед в кухмистерской, разводитель катаров желудка, желчного настроения и ненависти ко всему… А здесь, в артели, соединившись в одну семью, эти самые люди жили в наилучших условиях света, тепла и образовательных пособий».


Заметьте,  что сейчас коллективная аренда огромных квартир как раз-таки очень популярна среди молодежи, которая приехала жить и работать в Петербург или Москву. Снять одному или молодой паре отдельную однокомнатную квартиру очень дорого, комнату – весьма неудобно (особенно, если попадутся соседи, которые будут не одобрять бодрый образ жизни молодых).

В итоге стало очень популярным снимать трех-четырех, а иногда и многокомнатную квартиру, чтобы вместе жить, готовить и отдыхать. Так выходит дешевле, удобнее и так можно позволить себе жить в квартире с неплохим ремонтом (например, хорошую двухкомнатную квартиру в Москве можно снять за 50 000 рублей – по 25 000 на человека – за такую сумму можно найти лишь очень неуютный вариант «однешки» в какой-нибудь старой пятиэтажке в спальном районе столицы).

Таким образом, «фаланстерство» образца 19 века вполне актуально для современного мира.

Ячейки для жизни

В 1920-30-е годы, после Революции, желание страны и населявших ее молодых и не скованных рамками условности людей построить новое общество было огромным (как и всегда в эпоху перемен…). Идея жить вместе и тем самым сэкономить на строительстве домов, а также упростить быт и сплотить коллектив показалась новаторской и удачной; ее с воодушевлением стали воплощать в жизнь.

Новые дома-коммуны, которые строились в Москве, Петербурге и некоторых других городах России, стали креативными и прекрасными образчиками конструктивизма. Стильная, минималистическая архитектура, новейшие разработки в области меблировки и организации быта (тогда были придуманы встроенные шкафы и маленькие кухни, которые закрывались дверью-гармошкой) – все это притягивало к себе молодежь, которая до этого жила либо в деревнях либо в заводских бараках.

Обедать предполагалось в общественных столовых или разогревать еду, купленную в столовой, на общей кухне; стирали вещи в прачечных, а воспитанием детей должны были заниматься детские сады и школы. Идея была прорывной еще и в том плане, что девушки впервые освобождались от бытового рабства.

«Молодёжь скорее, чем кто-либо должна и может покончить с традициями отмирающего общества... Пролетарский коллективизм молодёжи может привиться только тогда, когда и труд, и жизнь молодёжи будут коллективными. Лучшим проводником такого коллективизма могут явиться общежития-коммуны рабочей молодёжи. Общая коммунальная столовая, общность условий жизни - вот то, что необходимо прежде всего для воспитания нового человека» - писала газета «Северный комсомолец» 2 марта 1994 года.

Воплощение идеи нового типа жилища для нового, социалистического, обобществленного быта заключалось в замене семьи бытовым коллективом, а личного пространства в доме – набором автономных жилых ячеек. Этим определялись и требования к проектам: максимально эффективное использование пространства и невысокая стоимость строительства.

Некоторые из этих домов, построенных в первую пятилетку, сохранились и сегодня. В Москве это, например, знаменитый Дом Наркомфина (архитектор – М. Гинзбург) – здание, построенное для сотрудников народного комиссариата финансов на Новинском бульваре, дом-коммуна товарищества «Показательное строительство» на Гоголевском бульваре (в нем поселились, в частности, сами архитекторы, его строившие, – коллеги и команда Гинзбурга), дом-коммуна в 6-м Ростовском переулке, 4, и студенческий дом-коммуна на ул. Орджоникидзе (архитектор – И. Николаев).

Непременным атрибутом было пространство, на котором жильцы коммуны могут встречаться и общаться. Крышу дома на Гоголевском бульваре предполагалось использовать в качестве общественного солярия, поэтому балконов в доме не было. Между плоскими крышами корпусов был построен мостик для перехода. Третья составляющая – инфраструктура для досуга и общественной жизни: клуб, библиотека, гимнастический зал. В доме на Гоголевском действовала балетная студия и кружки.

Квартиры в этих домах делались многоуровневыми. Открыв дверь, человек попадал в общий для двух квартир холл-прихожую, откуда вверх и вниз, в «ячейки», вели лестницы. Нижняя ячейка была одноуровневой, а верхняя делилась еще на два – на первом располагалась гостиная и кухня, на втором – спальня и душ. Согласно изначальному проекту даже ванные комнаты должны были быть коллективными и располагаться у лифтов, а в «ячейках» предполагался только умывальник и душ.

Ленточное остекление позволяло прекрасно освещать помещение, а расположение окон обеспечивало сквозное проветривание, что должно было способствовать борьбе с туберкулезом – одним из главных заболеваний того времени. Окна и часть дверей, в частности двери в душ и туалет, были сделаны раздвижными на колесиках.

Дизайн отделки помещений был современным и очень авангардным для того времени – встроенные шкафы, стены, окрашенные в яркие цвета с горизонтальным делением светлой полосой посередине, двери, которые красились в черный или белый цвет в зависимости от того, куда вели – вниз или наверх.

Десять лет дома-коммуны были самым современным и желанным жилищем в Союзе, хотя многие уже начинали понимать его недостатки.

«Его официальное название — «Дом-коммуна инженеров и писателей». А потом появилось шуточное, но довольно популярное в Ленинграде прозвище — «Слеза социализма». Нас же, его инициаторов и жильцов, повсеместно величали «слезинцами». Мы, группа молодых (очень молодых!) инженеров и писателей, на паях выстроили его в самом начале 30-х гг. в порядке категорической борьбы со «старым бытом»… Мы вселились в наш дом с энтузиазмом… и даже архи непривлекательный внешний вид «под Корбюзье» с массой высоких крохотных клеток-балкончиков не смущал нас: крайняя убогость его архитектуры казалась нам какой-то особой строгостью, соответствующей времени… Звукопроницаемость же в доме была такой идеальной, что если внизу, на третьем этаже… играли в блошки или читали стихи, у меня на пятом уже было всё слышно вплоть до плохих рифм. Это слишком тесное вынужденное общение друг с другом в невероятно маленьких комнатках-конурках очень раздражало и утомляло», - вспоминала поэтесса Ольга Берггольц.

В конце концов власть осознала недостатки такого жилья для перевоспитания общества – во-первых, коммунары привыкали жить слишком свободно, во-вторых, женщины, вкусив равноправие полов, отказывались заводить детей. В1934 году Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев строит в Ленинграде последний дом-коммуну на 200 квартир со столовой, клубным залом, читальней, детским садом, амбулаторией и стационаром, аптекой, гаражом и т. п. Вскоре большинство поселившихся в возведённом Доме политкаторжан вскоре подверглись репрессиям, а сам дом, как и большинство других, был реконструирован.

Дом-креатив

Любопытно, что сегодня идея домов-коммун может снова возродиться – хотя, конечно, несколько в другом форме. Дело в том, что дороговизна жилья заставляет застройщиков возводить крошечные квартиры-студии, чтобы обеспечить растущий спрос самых небогатых покупателей (как правило, это молодежь).

Но маленькие, на 18-20 "ячейки" не могут быть вполне комфортным жильем. Пока недостающее пространство люди компенсируют досугом вне дома, однако мы можем наблюдать и другую тенденцию – развитие Интернета и транспортные проблемы приводят многих молодых людей, особенно представителей креативного класса, к мысли о том, что работать нужно и можно вне офиса.

Это и коворкинги (от co-working – сотрудничество, фактически, это коммуна, но коммуна рабочая), и работа из дома, и работа в путешествиях и т.п. За рубежом уже стали появляться корпоративные жилые кварталы и офисы, в которых работодатели устраивают места для отдыха и отдельные кухни (такие офисы, надо сказать, если и у нас).

Комплексных проектов недвижимости, объединяющих пространство для решения деловых, творческих, культурных и семейно-бытовых задач на рынке пока нет. В некоторых компаниях есть спальные места для сотрудников, тренажерные залы и другие элементы «нерабочей» инфраструктуры, но пока эволюция формата в нашей стране находится в самом начале пути.
Некоторые эксперты полагают, что довольно скоро в России появятся офисно-жилые комплексы для креативного класса, которые бы объединят жилье, работу и места досуга для людей, которые привыкли жить нестандартно.

 «Логично предположить создание подобных интеллектуально-жилых комплексов, например, на базе АртКвартала, объединяющего основные творческие площадки Москвы (Центр дизайна и архитектуры Artplay, Центр современного искусства «Винзавод», бизнес-центр «Арма-завод», Гоголь-центр), где работает большое количество представителей креативной индустрии», – размышляет Елена Мишина, директор по развитию “МИЭЛЬ-Коммерческая недвижимость”».

В Москве и Петербурге, скорее всего, такие комплексы будут стремиться удовлетворить всем запросам покупателей и в каком-то виде станут похожи на дома-коммуны (конечно, качество жилья будет выше). Дело в том, что полноценные крупногабаритные квартиры сегодня не по карману большинству молодых людей и, скорее всего, в таких комплексах будет немало квартир-студий или даже небольших апартаментов, если речь будет идти о перепрофилировании промышленных зон.

Заметим, что не так давно в 15 километрах от Москвы уже был построен первый дом-коммуна. Несколько друзей собрались, скинулись и построили современный огромный коттедж на 10 индивидуальных "зон" с общей территорией и пространством для отдыха. В итоге 1 кв.м. такого жилья обошелся им всего в $800 долларов. Выше - фото этого "коммунального коттеджа".

 

Реклама

Читайте также

Названы самые доступные для аренды жилья города Подмосковья - Фото

Названы самые доступные для аренды жилья города Подмосковья

С начала года аренда жилья подешевела во всех городах среднего пояса Московской области. Наиболее существенным снижение оказалось в городах, где аренда недвижимости традиционно обходится дороже — в Пушкино, Жуковском и Щелково, сообщает федеральный портал «Мир Квартир».

Реклама