Никуда не ходи: история института прописки в России

Штамп на пятой странице паспорта может серьезно влиять на судьбу людей в стране – у нас до сих пор оценивают друг друга по месту жительства, в квартирах видят возможность прописаться, а черный рынок регистрации набирает миллиардные обороты.  Тяжелую авторитарную паспортную систему несколько раз пытались изменить в России, но так ничего путного не придумали.

С пропиской мы живем уже добрую тысячу лет – с крепостных времен. Каждый крестьянин мужского пола был обязан иметь паспорт, в котором указывалось, в каком месте он проживает, фактически – какому феодалу принадлежит его душа. Женщины и дети вписывались в паспорта мужчин, а сменить место жительства можно было только один раз в году, в тот самый Юрьев день, 26 ноября по старому стилю.

Правда, существовала «воля» перехода довольно недолго – возможность сменить хозяина была сначала ограничена в 1550 году двумя неделями, потом временно отменена с введением заповедных лет (историки датируют введение различно — 1580, 1581 или 1584—85), а затем полностью запрещена законодательством 90-х гг. 16 в. Так что побег или ссылка в Сибири были немногими доступными способами переезда (не считая сомнительной перспективы быть купленным другим хозяином).  Как ни смешно, беглые крестьяне – это аналог вольного, непрописанного сегодня народа, где большая часть – люди творческих профессий и специалисты из глубинки, которые приезжают покорять столицы и другие крупные города.

В 1918 году советская власть сначала расщедрилась и вообще отменила всю паспортную систему, существовавшую в дореволюционной России.  Владимир Ленин полагал, что паспорта не нужны России и был уверен, что «в других государствах давно уже нет паспортов» (так он утверждал в статье «К деревенской бедноте» в  1903 году).

 «Русский мужик настолько еще закрепощен чиновником, что не может свободно перевестись в город, не может свободно уйти на новые земли. Министр распоряжается, чтобы губернаторы не допускали самовольных переселений: губернатор лучше мужика знает, куда мужику идти! Мужик — дитя малое, без начальства и двинуться не смеет! Разве это не крепостная зависимость? Разве это не надругательство над народом? …»

На этот раз «Юрьев отпуск» был довольно продолжительным (прописки не существовало примерно год), но вновь возродился в другом виде – 25 июня 1919 года были введены обязательные  трудовые книжки – как метод борьбы с «трудовым дезертирством», которое было массовым во время разрухи, голода и войны.

После окончания гражданской войны Законом от 24 января 1922 года всем гражданам страны было предоставлено право свободного передвижения территории. Согласно Декрету ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июля 1923 года «Об удостоверении личности» воспрещалось требовать от советских граждан обязательное предъявление паспортов и иных видов на жительство, стесняющих их право передвигаться и селиться, где им заблагорассудится. Все эти документы, а также трудовые книжки, аннулировались. Граждане, в случае необходимости, могли получить удостоверение личности, однако это было их правом, но не обязанностью. Никто не мог понуждать гражданина получать такое удостоверение.

 В Малой Советской Энциклопедии 1930 года в статье «Паспорт» было написано: «ПАСПОРТ — особый документ для удостоверения личности и права его предъявителя на отлучку из места постоянного жительства. Паспортная система была важнейшим орудием полицейского воздействия и податной политики в так называемом полицейском государстве… Советское право не знает паспортной системы».

Но в 1932 году СССР узнал паспортную систему – она вернулась и была еще более строгой, чем до революции. Долгое время паспорта получали лишь городские жители и только по месту прописки.  Жители сел и деревень были обязаны приписаться к колхозам или поступить на другую службу, однако паспорта не получали и зачастую просто не имели возможность даже выехать в город. Горожане из глубинки не могли найти работу и поселиться в крупных городах, поскольку действовал замкнутый круг: для получения прописки была необходима местная работа, а для поступления на работу  - местная прописка. И так продолжалось до развала советской империи.

В абсолютном большинстве случаев переехать в Москву или Ленинград, как и в любой другой крупный город, было практически невозможно. Единственный верный путь, который вел человека без нужной прописки в желаемое место – фиктивный брак. Таким образом действовали едва ли не все, кто смог переехать из глубинки в столицы. Например, художник Эдуард Гороховский, классик московского концептуализма, основатель российского «photo-based art», участник знаменитой «бульдозерной выставки» попал в Москву именно по фиктивному браку – иного пути просто не существовало.

И хотя советская прописка несколько отличалась от крепостного права, жить без соответствующего штампа в паспорте было невозможно. Городской житель, не обладающий паспортом или пропиской, лишался большей части набора прав, который предоставляло советское государство. Поскольку частной собственности в стране не существовало, права на жилье гарантировались только пропиской. Это давало почву для коррупции и приводило к огромным трагедиям – многие из тех, кто был вывезен из блокадного Ленинграда, не смогли вернуться домой, поскольку в их отсутствие в их комнатах прописались чужие люди, а они были выписаны подкупленными паспортистами. Опять же, многие боялись покидать осажденный город, чтобы не потерять потом жилье; в эвакуацию отправлялась только часть семьи, например, дети, а их родители зачастую гибли от голода, охраняя свою жилплощадь.

Положением о паспортной системе СССР 1974 года был установлен порядок, при котором гражданин, изменивший место жительства или выбывший в другую местность на временное проживание на срок свыше полутора месяцев, обязан был выписаться перед выбытием (подтвердив наличие жилплощади на новом месте), а при прибытии на новое место подать на новом месте заявление с согласием лица, предоставляющего жилую площадь. Исключение составляли командировки, каникулы, выезды на дачу, отдых или лечение. На все действия по выписке и прописке, включая личные посещения государственных учреждений, гражданину отводилось три дня. При этом власти имели право немотивированно отказать в прописке на новом месте, после чего гражданину предписывалось в 7-дневный срок выбыть из соответствующего населенного пункта. Находиться без прописки на любой территории СССР запрещалось.

В 1990 году Комитет конституционного надзора СССР признал, что положения о прописке ограничивают право граждан на свободу передвижения и свободу выбора местожительства и должны быть устранены из законодательства.

Однако этим все и ограничилось – институт прописки остался таким же, как был.

Прописка в России была формально отменена 1 октября 1993 года с момента введения в действие Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». Сейчас официально в России прописки не существует – она заменена понятиями «постоянной» и «временной» регистрации. Однако от перемены наименования, по большому счету, ничего не изменилось.

Сегодня человек без регистрации не может получить необходимые льготы, квоты на лечение, поступить в учебное заведение, взять кредит, ипотеку (в том числе и для того, чтобы получить возможность прописаться – замкнутый круг), оформить пособие по безработице или детское пособие и т.п. По прописке сегодня насчитывается  плата за коммунальные услуги, происходит регистрация всех важнейших государственных документов (от прав на вождение до свидетельства на право владения недвижимостью). 

В крупных городах черный рынок услуг по регистрации набирает обороты – стоимость постоянной прописки в Москве начинается от 70-80 тысяч рублей, в Санкт-Петербурге – от 40-50 тысяч, в Екатеринбурге, Ростове-на-Дону, Новосибирске – около 20-30 тысяч рублей. Временная регистрация стоит дешевле – порядка 6-7 тысяч на полгода для небольших городов и 8-12 тысяч – для крупных.

Как отмечают эксперты, прописка остается одним из важнейших факторов, влияющих на рынок недвижимости. Например, по данным департамента загородной недвижимости компании «Инком»,  около 50% покупателей, приобретающих жилье в Подмосковье для постоянного проживания, интересуются московской пропиской. Этот же фактор оказывается значительным при выборе квартир. Апартаменты и лофты, как новый вид жилой недвижимости, оказываются дешевле обычного жилья того же класса только из-за невозможности прописаться – разница составляет до 10-15%.

 «Наша компания специализируется на районе Бутово, хорошо знакома его жителям. В нашем портфеле присутствуют все новые масштабные проекты, реализуемые в районе. ЖК «Новое Бутово»  вызывает огромный  интерес у покупателей благодаря доступной цене и московской прописке», - говорит генеральный директор Galaxy Realty Филипп Третьяков.

Таким образом, нашей жизнью по-прежнему продолжают управлять не самые лучшие традиции крепостного права.

Реклама

Читайте также

Квартиры с отделкой в ЖК «Авентин» по привлекательной цене от «Инград Недвижимость» - Фото

Квартиры с отделкой в ЖК «Авентин» по привлекательной цене от «Инград Недвижимость»

Компания «Инград Недвижимость» информирует о появившейся возможности приобрести квартиры с отделкой в жилом комплексе «Авентин», расположенном в подмосковном городе Химки в микрорайоне Сходня.

ЖК «Позитив» открывает офис продаж - Фото

ЖК «Позитив» открывает офис продаж

21 марта в жилом комплексе «Позитив» открылся новый офис продаж. Клиенты смогут получить консультацию по поводу покупки квартиры лично у менеджера, приехав по адресу: г. Москва, поселение Московский, вблизи д. Румянцево, уч. 3/2. Офис работает с 9 до 21 в будни и с 9 до 19 — в выходные.

Реклама